0 Уже в корзине: 0
11:58:35 - 19.10.2017

Репортаж: БДСМ-фестиваль в подмосковном лесу

Рыбалка, водочка, песни под гитару, садизм и мазохизм. Оказалось, это вполне сочетаемые удовольствия. Новая точка на карте воспоминаний - Люциферово. Столица боли и принятия. Не ищите на картах России. Внимание, лонгрид!

Садизм и мазохизм в Орехово-зуево

Автор текста: Дарья Березовская

Публикация обновлена 24.04.2017

Ход конём

- Простите, вы Нижний или Верхний? – обращается к моему спутнику парень с длинными волосами, – Понимаете, мне надо шашлык пожарить, а так лень!

Мой напарник улыбается и отвечает, что к Теме отношения не имеет. Интерес паренька только растёт, он начинает шутливо предлагать деньги, спрашивать разрешения у меня, а в конце бесперспективной беседы обращает внимание на две серьги в ухе «внетемного» человека, произносит какие-то грубоватые и стереотипные фразы о его ориентации. Разговор затихает. Стопка. Выдох.

Август. Жаркий вечер пятницы. Московская область, Орехово-Зуевский район. На поляну в дремучем лесу на берегу маленькой речки добираемся около получаса по раздолбанной дороге, на ходу теряя детали бампера. Организаторы тематического сборища забрались как можно дальше от посторонних глаз. 

Если бы среднестатистический русский мужик (или баба) набрёл ненароком на лесной слёт рабов и хозяев, скончался бы на месте от разрыва скреп.

Нас встречает очаровательная "лошадка" с идеальным телом и тёмной от солнца кожей. Грациозная девушка была затянута в белоснежную сбрую, сзади от копчика спускался настоящий конский хвост, в руках она держала крепления от одиночной колесницы. Управляемая мужчиной, девушка бежала по центральной тропинке.  Как окажется позже, «пони плей» - чрезвычайно популярная местная забава.

После связывания питерским мастером

БДСМ-фестиваль похож на хорошо спланированный день рождения на природе в очень большой компании, по моим ощущениям тут собралось порядка пол тысячи человек. В середине центральной поляны расположился единственный бар: пиво холодное - 130 рублей, вино из пакета - 150. Борщ, кипяток, чай, питьевая и техническая вода – бесплатно в любых количествах. Есть тут и палатка с незатейливым стритфудом: плов и хот-доги. Стряпает тут профессиональный повар по прозвищу Горыныч.  Кроме еды на поляне можно заказать кальян, кофе по-турецки, вкусные чаи.

По краям стоят палатки: с секс-игрушками, бельём из секс-шопов, дизайнерской БДСМ-атрибутикой и народным хэндмэйдом – анальными пробками с пушистыми хвостами.

Мечта садиста

Окружающий народ был уже немного пьян, добровольцы достраивали сцену, а из палаточного лагеря доносились отдалённые хлопки хлыста.... Мы прошлись по стоянкам, послушали пьяные песни про великий русский дух. На нас толком никто не обращал внимания, пока мы не остановились возле "избушки на курьих ножках" похожей на чиллаут жителя Гоа. Там под деревянной радугой, возвышающейся над домиком, нас настиг пьяный мужчина лет сорока. Он поведал свою историю прихода в Тему, признался, что теперь он полноценный садист. Поделился также сокровенной мечтой – уж очень он хочет иметь плётку из конского хвоста. Я подумала, а помог бы ему Фейсбук, если бы он запустил акцию сбора 4500 рублей на желанный девайс?

Следующая наша остановка - пристанище самого известного в отечественной Теме мастера по плетям Смока. Красивые девайсы из натуральной кожи лежали на небольшом столике в темноте... ничего не разобрать. А ведь об этих плетях мечтают все садисты России! Наконец к нам вышел мастер собственной персоной, но он, увы, был уже подшафе. Видимо для серьёзных разговоров лучше приходить завтра с утра.

Когда совсем стемнело, мы вернулись на центральную поляну, где стало чуть интересней - зашумела сцена, из палаток выбрались мастера. 

Ничем не примечательные люди, таких вы встретите возле станции Выхино, в местечковом баре, или на шашлыках у соседей по даче. 

Здесь, конечно, больше мужчин, чем женщин.  Почти нет подкачанных тел, одежда в стиле милитари или вовсе отсутствует. Встречаются барышни затянутые в латексные платья, облачённые в кэтсьюты, корсеты, на каблуках или танкетке. Среди таких можно отыскать симпатичные лица. Но быть причастной к основной части местных совсем не хочется. Большинство - люди неухоженные по привычке, а не потому, что они в лесу. Здесь я отчётливо понимаю, что меня точно не назовёшь body positive.

Слуга народа


Пока на сцене шёл концерт, моё внимание привлек молодой человек с сальной головой, очками в толстой оправе. На поводке он держал собаку, которая шарахалась от каждого проходящего. Моё сердце сжалось, мозг выдал самые ужасные картины: от простых "дрессировочных" побоев,  до систематического изнасилования. Стряхнув эти мысли, я прислушалась к беседе двух девушек по соседству:

- Нет, ты знаешь, я никогда его так не унижала. Как-то руки не доходили... 

Случайно подслушанный, такой разговор напугал бы ванильного человека, но здесь это в порядке вещей. Главное не забывать, что все унижения, избиения, связывания, порезы допускаются только на добровольной основе - это первое и незыблемое правило в Теме. Отсюда вытекает вторая догма – «нет» значит «нет»!

Через полчаса на сцену выбрались три женщины, которые станцевали любительский стриптиз, а затем переместились на барную стойку. Танцевали они пару часов, попутно соблазняя всех проходящих, под ними у барной стойки на четвереньках стоял мужчина в сбруе с седлом на пояснице - ещё один пони плейер! Подходи, садись и катайся. Я попробовала! Забавно, но не могу сказать, что это принесло мне какое-то невероятное удовольствие.

В районе 11 вечера музыка начала портиться. Диджей пускал по кругу одни и те же хиты 90-х, пьяных стало трудно не замечать, мы отправились в ближайшую гостиницу, предвкушая следующий день.

Доминатрикс атакует

В подвешенном состоянии

Утром в субботу мне не терпелось попасть на площадку, моя душа жаждала нового опыта и невероятных приключений. Первая половина дня прошла без происшествий: люди загорали, купались, выпивали. Одни мастера вывешивали баннеры и раскладывали на походных столиках центральной поляны свои работы, другие - пороли и связывали всех желающих, проводили мастер-классы.

Пока припекало солнце, я решила позагорать топлес, практически сразу получила приглашение от вчерашней своей лошадки стать "моделью" для фут-массажа.

Ещё через 10 минут солнечной ванны я заприметила девушку - походка и взгляд выдавали в ней доминатрикс. Она направлялась в мою сторону, не буду скрывать, я вжалась в песок и ждала... Проходя мимо, она уронила перед моим лицом то ли ключи, то ли цепь. Почти тут же подняла их, оставив отпечаток своих грубых ботинок возле моего уха. Кажется, в ту же секунду меня унесло с пляжа. Быть может, так она приглашала меня в свою игру, но я восприняла это как банальную грубость и акт бескультурья.

Сколько верёвочке не виться

Если не знать, что к чему, то на фестивале сложно найти себе занятие, надо быть действительно влюблённым в БДСМ и не стесняться подходить к чужим стоянкам, пробоваться моделью или задавать вопросы. Как и поступил мой спутник - ушёл на полянку к Питерской бондажной студии, а потом вернулся с горящими глазами и дал понять, что это может быть крайне интересно. Я пошла знакомиться.

Максим - мастер шибари и кинбаку, вяжет всех желающих, с подвесом или без. Его девушка оказалась очень мила, и мне как-то сразу захотелось довериться им. Переодевшись в более удобное платье, я вернулась. Меня впервые вязали с подвесом. Если первый и второй опыты были короткими и без элементов подчинения, то Калахари (имя Мастера в Теме) мне пришлось подчиниться. Он был вежлив и спокоен, когда сказал, что на время сессии я буду держать контакт только с ним, и не обращать внимания на моего всё фотографирующего бойфренда. 

Настойчиво, но без резких и грубых движений он затянул мне руки за спину и начал связывать.

Верёвки ложились туго, немного кололи кожу, и это не пугало, скорее вызывало интерес "а что будет дальше?". Мастер обвязывал меня не спеша, не делая мне больно, все моё внимание было сосредоточено на ощущениях в теле – очень медитативное занятие. Я даже не поняла, когда меня начали подвешивать: сначала обвязал одну ногу и подтянул её наверх, дал мне немного привыкнуть к ощущениям. Затем, подтянул вторую ногу, я тут же почувствовала сильное напряжение в спине! 

В поисках новых БДСМ-ощущений

Я висела вниз лицом, параллельно земле и ничего не чувствовала кроме прогиба в пояснице. Я несколько раз подтянула ноги чтобы согнуться и снять боль. Калахари спросил в чём дело. А потом достал кусок ткани, завязал его несколько раз узлом, показал, что ткань чистая и завязал этот кляп за моей головой, кажется привязав к нему верёвку, которая другим концом легла на мой клитор. В этот момент я окончательно впала в транс и уже не слышала музыки, хлопков хлыстов мастеров, неподалёку соревнующихся в меткости, я не чувствовала взглядов, не чувствовала трения. 

В моей голове пульсировало ощущение сильного дискомфорта в позвоночнике, которое сменялось чувством невероятного комфорта в стягивающих тело веревках. 

Мне стало спокойно. Умиротворение сменилось любопытством, когда Калахари качнул меня, и я услышала скрип дерева и верёвок, почувствовала лёгкое трение и до меня вновь донёсся запах джута.

Вся процедура связывания, подвешивания и развязывания длилась около 20 минут.   На моем лице были отражены боль и муки, но в теле этих ощущений нет - парадокс. Да, я немного постанывала, когда меня развязывали, но это скорее от страха упасть, опираясь на затекшие ноги. Кстати, онемение наступает довольно быстро, но больше это проявляется визуально, чем в ощущениях: предполагаю, что это связано с новым дурманящим опытом, и второго такого уже не будет. Ещё около 20 минут я отходила от практики. Стояла в "собаке мордой вниз", а после, умиротворённая лежала в гамаке.

Видишь там, на горе, возвышается крест

Мягко спустились сумерки, на сцене началась развлекательная программа - один за одним поднимались мастера и показывали свои умения - секли и привязывали своих моделей (добровольцы, жёны, нижние). Публика была в восторге, аплодировала и заворожённо наблюдала за болью и силой.

Довольно быстро я потеряла живой интерес к шоу. Во-первых, когда несколько дней подряд видишь, как люди причиняют друг-другу боль - это становится нормой повседневности; во-вторых, без кинка на боль и мучение мне непонятно зачем на это смотреть так много.

Но тут мой друг подвёл меня к мизансцене, от которой невозможно было оторвать глаз. Между баром, кухней и кальянной, возле центральной "дороги" установили крест, на котором висел абсолютно голый и лысый мужчина. Кожа, через которую просвечивали кости, вены топорщатся от напряжения. 

Если вам до этого было трудно представить, как это висеть на кресте, то после такой картины приходит эмпатия ко всем распятым, в троекратном размере. 

Мы наблюдали за телом и лицом мученика около 10 минут, за нами встала пара:

– Это же не взаимодействие? Он получается один работает? – спросила женщина; мужчина лишь угукнул ей в ответ. Через 3 минуты они исчезли, будто ничего интересного не происходит, тут каждый день кто-то висит на кресте.

Modern Jesus и ВДВшники

Ещё через несколько минут мой спутник отметил картину: за мучеником на кресте сидели ВДВшники и мерились силой. 

Санитары леса

Спускающаяся ночь подогревала гостей: кричащих женщин становилось больше. Ожил чей-то лагерь, расположенный напротив сцены, там стоял дом на колёсах, возле которого - шатёр с газовым обогревом, самодельный крест для порки и шезлонги – нетипичная картина на фестивале. По обе стороны к кресту были подвязаны  две красивые девушки, обеих пароли одними и теми же плетьми. Стоны. Крики. Обеим было по-настоящему больно, и девушка слева быстро сдалась. Её пороли почти до потери сознания, и именно эта рабыня вызвала у меня окончательное отвращение, нет ни к ней, а ко всему происходящему.

Тошнота подступила к моему горлу тогда, когда я заметила на её ягодице, где бордово-фиолетовым цветом сияла большая несвежая ссадина. 

"Это нездорово!" пронеслось в голове, а может даже я произнесла это вслух. Я не смею осуждать тематиков т.к. сама люблю, когда меня шлёпают и, видимо, связывают. Меня заводят игры с подчинением и доминированием, но кровь, синяки, ссадины, переломы и другие увечья – антисекс для моего восприятия. Кроме того, лес и неприкрытые застарелые ссадины, дальнейшее их травмирование заставляет задуматься о безопасности и дезинфекции. Конечно, на фестивале есть переодетые в спасателей медфетишисты, у каждого из которых есть, как минимум, мирамистин, перекись и бинт, но этого кажется недостаточно, когда игра идёт по-крупному, да ещё и в лесу, где нет условий для 100% защиты.

Жестокий романс


- Какое сегодня число? - замахиваясь спрашивает мастер ту, что со ссадиной.
- Шестооое! - стонет она.
- Что ты должна была сделать сегодня?
- Выполнить приказ!
- Почему ты его не выполнила?
- Забыыла…
Удар плети.
Крик.

Вторая девушка в это время весело танцует под музыку, вертит попой и улыбается. Ей тоже достаётся: мастер окончательно переключается на неё, когда первую снимают в предобморочном состоянии.

Ещё около минут 5-10 он порет её, затем её снимают в таком же полуобморочном состоянии. Шоу не заканчивается. Её кладут на заранее подстеленный плед, и пробуют довести до сквирта.

Девушка кажется уже без сознания, её тело бьется в конвульсиях. Подходит ещё одна девушка и начинает выкручивать ей соски, мастер продолжает стимулировать точку G. Ещё несколько попыток, а у него так ничего и не получается.

Девушка очухивается, обнимает и целует мастера. Под аплодисменты уползает на четвереньках. Кажется, она абсолютно счастлива. 

Вечер продолжался, девушек пороли на сцене и в лагерях, зрители рассказывали друг другу об увиденном, особенно о садисте, который резал ножом свою нижнюю. Мне уже было все равно и хотелось скорее домой. Весь настрой на возможные секс-приключения я похоронила. Всё же такой БДСМ - настоящий, не ванильный - не про секс (кажется, ни капли спермы за четыре дня там не пролилось). Этот БДСМ про психологию жертвы и насильника, про подчинение и самооценку. В этом смысле я, наверное, никогда не буду по-настоящему в теме.

Читать также:
Как выбрать первую БДСМ-игрушку
Как сделать из мужчины раба? Советы госпожи
Трагедия-невидимка: как распознать серое изнасилование

Возврат к списку